"Русская литература XVIII века"

Информационно-поисковая система




 
  [главная]    -     [поиск]    -     [справочные и учебные материалы]    -     [об участниках проекта]    -     [руководство для пользователя]    -     [контакты]  
 
Цит. по: М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений. Ред. С.И. Вавилов, Т.П. Кравец М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950-1983.
Первая публикация: Ода, в которой Ея Величеству благодарение от сочинителя приносится за оказанную ему высочайшую милость в Сарском селе августа 27 дня 1750 года. М. В. Ломоносов. Ода, в которой Ея Величеству благодарение от сочинителя приносится за оказанную ему высочайшую милость в Сарском селе августа 27 дня 1750 года СПб., 1751.
Литературный род: лирика
Год написания: вторая половина 1750 или начало 1751
Метрическая схема: Я4
Рифмовка: AbAbCCdEEd
Темы: похвала Елизавете Петровне, покровительство наукам, похвала Царскому Селу
Указатель: Будилович А. С., Виттелево, Денница, Диана, Елизавета Петровна, Инд, Квасов А. В., Ломоносов М. В., Муза, Нартов А. К., Нева, Нил, Нимфа, Олимп, Парнасс, Петербург, Петр I, Пушкин А. С., Расстрели В. В., Растрелли В. В., Россия, Семирамида, Славянка, Урал, горы, Урания, Флора, Царское Село, Чевакинский С. И., Шувалов И. И., Энкелад, Этна, музы
1

Какую радость ощущаю?
Куда я ныне восхищен?
Небесну пищу я вкушаю,
На верьх Олимпа вознесен!
Божественно лице сияет
Ко мне и сердце озаряет
Блистающим лучем щедрот!
Коль нежно Флоры здесь богатство!
Коль сродно воздуха приятство
Богине красных сих высот!

Что ж се? Диане я прекрасной
Уже последую в лесах,
От коей хитростью напрасной
Укрыться хочет зверь в кустах!
Уже и купно со Денницей
Великолепной колесницей
В безоблачных странах несусь! 2
Блаженство мыслям непонятно!
Благополучен многократно,
Когда нетщетным сном я льщусь!

Престань сомненьем колебаться,
Смятенный дух мой, и поверь:
Не ложны то мечтанья зрятся,
Но истинно Петрова Дщерь
К наукам матерски3 снисходит, 4
Щедротою в восторг приводит.
Ты, Муза , лиру приими,
И, чтоб услышала вселенна,
Коль жизнь наукам здесь блаженна,
Возникни, вознесись, греми.

Где древним именем Славена
Гордяся пролились струи, 5
Там видя Нимфа изумленна
Украшенны луга свои,
Златые кровы оком мерит
И в ужасе себе не верит. 6
Но, кажду обозревши часть,
С веселием сие вещает:
То само небо созидает
Или Петровой Дщери власть
.

Рекла, и влагу рассекая,
Пустилась тщательно к Неве ;
Волна, во бреги ударяя,
Клубится пеною в траве.
Во храм, сияющий металлом,
Пред трон, украшенный кристаллом, 7
Поспешно простирает ход;
Венцем зеленым увязенной
И в висс, 8вещает, облеченной
Владычице Российских вод.

Река, которой проливают
Великие озера дань
И кою громко прославляют
Во всей вселенной мир и брань!
Ты щастлива трудом Петровым;
Тебя и ныне красит новым
Рачением Елисавет .
Но малые мои потоки
Прими в себя, 9 как Нил широкий,
Который из рая течет. 10

Мои источники венчает
Едемской равна красота,
Где сад Богиня насаждает,
Прохладны возлюбив места,
Поля где небу подражают,
Себя цветами испещряют.
Не токмо нежная весна,
Но осень тамо - юность года;
Всегда роскошствует природа,
Искусством рук побуждена.

Когда заря багряным оком
Румянец умножает роз,
Тогда на ветвии высоком
И посреде зеленых лоз
Со свистом птицы воспевают,
От сна к веселью возбуждают,
Что царствует в моих лугах.
И солнце восходя дивится,
Цветы, меж коих Инд крутится,
Увидев при моих ключах. 11

В средине жаждущего лета,
Когда томит протяжный день,
От знойной теплоты и света
Прохладна покрывает тень,
Где ветьви преклонясь зелены,
В союз взаимной сопряженны,
Отводят жаркие лучи.
Но коль великая отрада
И томным чувствам тут прохлада
Как росу пьют цветы в ночи!

Елисаветиным добротам
Везде подобна красота;
Примера многим лишь щедротам
Не смеет скудна дать вода
И орошать скаканьем по́ля;
Однако ежель Оной воля
Охоту ободрит мою,
Великой в похвалу Богине
Я воды обращу к вершине;
Речет - и к небу устремлю. 12

Коль часто долы оживляет
Ловящих шум меж наших гор,
Когда Богиня понуждает
Зверей чрез трубный глас из нор!
Ей ветры вслед не успевают,
Коню бежать не воспящают
Ни рвы, ни частых ветьвей связь:
Крутит главой, звучит браздами
И топчет бурными ногами,
Прекрасной Всадницей гордясь! 13

Как естьли зданием прекрасным
Умножить должно звезд число,
Созвездием являться ясным
Достойно Сарское село .
Чудовища, что легковерным
Раченьем древность и безмерным
Подняв на твердь, вместила там, 14
Укройтесь за пределы света:
Се зиждет здесь Елисавета
Красу приличну небесам.

Великия Семирамиды
Рассыпанна окружность стен,
И вы, о горды пирамиды,
Чем Нильский брег отягощен,
Хотя бы чувства вы имели
И чудный труд лет малых зрели, 15
Вам не былобы тяжко то,
Что строены вы целы веки:
Вас созидали человеки, -
Здесь созидает божество.

Великолепными верьхами
Восходят храмы к небесам;
Из них пресветлыми очами
Елисавет сияет к нам;
Из них во все страны взирает
И наедине представляет
Врученный свет под скипетр свой,
Подобно как орел парящий
От самых облак зрит лежащи
Поля и грады под собой. 16

О коль правдиво возвышает,
Монархиня, сей Нимфа глас!
Коль взор Твой далеко блистает,
То ныне чувствовал Парнасс ,
Как Ты от мест преиспещренных
И летней неге посвященных
Воззрела матерски к нему,
Являя такову щедроту,
Колику к знаниям охоту
Даешь народу Твоему.

Что дым и пепел отрыгая,
Мрачил вселенну, Енцелад ,
Ревет, под Етною рыдая,
И телом наполняет ад;
Зевесовым пронзен ударом,
В отчаяньи трясется яром,
Не может тяготу поднять,
Великою покрыт горою,
Без пользы движется под тою
И тщетно силится восстать, -

Так варварство Твоим Перуном
Уже повержено лежит,
Когда при шуме сладкострунном
Поющих Муз Твой слух звучит,
Восток и запад наполняет
Хвалой Твоей и возвышает
Твои щедроты выше звезд.
О вы, щастливыя науки!
Прилежны простирайте руки
И взор до самых дальних мест.

Пройдите землю, и пучину,
И степи, и глубокий лес,
И нутр Рифейский , и вершину,
И саму высоту небес.
Везде исследуйте всечасно,
Что есть велико и прекрасно,
Чего еще не видел свет;
Трудами веки удивите,
И сколько может, покажите
Щедротою Елисавет .

Из гор иссеченны колоссы,
Механика, ты в честь возвысь
Монархам, от которых Россы
Под солнцем славой вознеслись, 17
Наполни воды кораблями,
Моря соедини реками
И рвами блата иссуши,
Военны облегчи громады, 18
Петром основанные грады
Под скиптром Дщери соверши.

В земное недро ты, Химия,
Проникни взора остротой,
И что содержит в нем Россия ,
Драги сокровища открой;
Отечества умножить славу
И вящше укрепить державу
Спеши за хитрым естеством,
Подобным облекаясь цветом;
И что прекрасно токмо летом,
Ты сделай вечно мастерством. 19

В небесны, Урания , круги
Возвыси посреде лучей
Елисаветины заслуги,
Чтоб тамо в вечну славу Ей
Сияла новая планета.
Российскаго пространство света
Собрав на малы чертежи,
И грады, Оною спасенны,
И села, Ею же блаженны,
География, покажи.

Наука легких метеоров, 20
Премены неба предвещай
И бурный шум воздушных споров
Чрез верны знаки предъявляй,
Чтоб земледелец выбрал время,
Когда земли поверить семя
И дать когда покой браздам,
И чтобы, не боясь погоды,
С богатством дальны шли народы
К Елисаветиным брегам.

А ты, возлюбленная Лира,
Правдивым счастьем веселись,
К блистающим пределам мира
Шумящим звоном вознесись
И возгласи, что нет на свете,
Ктоб равен был Елисавете
Таким блистанием хвалы.
Но что за громы ударяют?
Се глас мой звучно повторяют
Земля, и ветры, и валы!

1Печатается по последнему прижизненному изданию (Соч. 1757 , стр. 93-102) с указанием в сносках вариантов по Отд. изд. 1751 г. и Соч. 1751. Местонахождение рукописи 1750-1751гг. неизвестно. Впервые напечатано отдельным изданием в 1751 г. Датируется предположительно промежутком временя с 27 августа1750 г. (по сообщению Ломоносова , день оказания ему "монаршеской милости") по 24 мая 1751 г., когда Типография сообщила Академической канцелярии, что ода напечатана (ААН, ф. 3, оп. 1, N 153, лл. 377-379). Отдельное издание оды, вышедшее в свет в мае 1751 г., было отпечатано в количестве 200 экз., из которых 50 экз. были выданы Ломоносову "за его труд по сочинению оды" (там же, N 1088, лл. 250-251). Расходы по печатанию оды в сумме 11 руб. 241/2 коп. оплатил он (там же, N 520, лл. 235-236 и N 153, л. 380). Из текста оды и из сопоставления его с текстом близкого ей по содержанию и по времени стихотворного послания к И. И. Шувалову (стихотворение 191) явствует, что 27 августа 1750 г. Ломоносов был принят императрицей в Царском Селе , куда новый фаворит Елизаветы Петровны , Шувалов , как сам он впоследствии вспоминал, "взял его [Ломоносова] с собою" ("Русский архив", 1874, тетр. 6, стлб. 1454). Дата поездки не вызывает сомнений: из "Камер-фурьерского церемониального и походного журнала 1750 г.> (стр. 90) видно, что с 18 по 28 августа этого года императрица находилась действительно в Царском Селе . Предметом ее внимания и темой беседы с Ломоносовым стало на сей раз не поэтическое его искусство, а его научное творчество (см. строфу 3). Исходя из содержания оды, можно полагать, что разговор шел о тесной связи научной теории с практической деятельностью, о значении науки для изучения естественных богатств нашей страны и для развития отечественной промышленности, т. е. о том, чему посвящено было в значительной своей части "Слово о пользе химии". Над этим "Словом" Ломоносов начал работать примерно через полгода (см. т. II наст. изд., стр. 345-369, 678- 680), продолжая развивать в нем идеи, высказанные на словах в Царском Селе и нашедшие отзвук в публикуемой оде. В беседе с Елизаветой Петровной и Шуваловым Ломоносов иллюстрировал, должно быть, свои мысли примерами из собственной лабораторной практики, рассказывая об опытах по изготовлению красящих веществ, фарфора и цветного стекла (см. строфу 20, а также т. IX наст. изд., документы 23-25 и 44). Что же касается "монаршеской милости", то Ломоносов не объясняет, в чем она заключалась. Не было ли обещано ему в этот день то чрезвычайно важное для него тогда награждение чином коллежского советника, которое было официально объявлено только 4 марта 1751 г. (см. т. X наст. изд., примечания к документу 470, ╖ 33)? В пользу такого предположения говорит целый ряд обстоятельств: и мотивировка этого награждения ("за его отличное в науках искусство"), и то, что, написав оду, по-видимому, под свежим впечатлением поездки в Царское Село , Ломоносов напечатал ее только через девять месяцев, т. е. уже после реализации полученного тогда обещания, и то, наконец, что, не считая удобным подчеркивать хронологический разрыв между тем и другим, Ломоносов в первом издании оды умолчал не только о сути, но и о времени оказанной ему "милости". Особенностью публикуемой оды является отсутствие в ней обычных для Ломоносова внешнеполитических намеков. Царскосельские впечатления, которым уделено много места, являются лишь внешними прикрасами, основная же тема оды - практическая польза науки.(Прим. ред.)

2Зная обыкновение Ломоносова опираться в своих одах на реальные факты, можно полагать, что в Царском Селе он присутствовал при одной из охот императрицы, которыми Елизавета Петровна увлекалась смолоду, а под "великолепной колесницей" следует понимать какой-нибудь придворный экипаж, которые в те времена отличались изысканной роскошью отделки.(Прим. ред.)

3 См. выше, вводную часть примечаний к публикуемой оде. Матерски - по-матерински.(Прим. ред.)

4Из текста оды и из сопоставления его с текстом близкого ей по содержанию и по времени стихотворного послания к И. И. Шувалову (стихотворение 191) явствует, что 27 августа 1750 г. Ломоносов был принят императрицей в Царском Селе , куда новый фаворит Елизаветы Петровны , Шувалов , как сам он впоследствии вспоминал, "взял его [Ломоносова] с собою" ("Русский архив", 1874, тетр. 6, стлб. 1454). Дата поездки не вызывает сомнений: из "Камер-фурьерского церемониального и походного журнала 1750 г.> (стр. 90) видно, что с 18 по 28 августа этого года императрица находилась действительно в Царском Селе . Предметом ее внимания и темой беседы с Ломоносовым стало на сей раз не поэтическое его искусство, а его научное творчество.(Прим. ред.)

5Имеется в виду речка Славянка , орошающая нынешний Павловский парк.(Прим. ред.)

6В 1749 г. окончились работы по позолоте куполов дворцовой церкви в Царском Селе (Прим. ред.)

7О существовании "трона, украшенного кристаллом", т. е. драгоценными камнями, никаких сведений нет, но Ломоносов упомянул о нем, очевидно, не без основания. Сохранилось известие, что Елизавета Петровна в 1753 г. мечтала украсить драгоценными камнями один из покоев Царскосельского дворца А. Бенуа. Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны. СПб., 1910, стр. 116). Не заводила ли она об этом речь с Ломоносовым ?(Прим. ред.)

8Висс - виссон, тонкая дорогая ткань, большей частью белая, иногда пурпурная, которая шла в древности на царские и жреческие одежды. (Прим. ред.)

9Императрица Елизавета Петровна поручила строителю Царскосельского дворца, знаменитому архитектору В. В. Растрелли , выяснить, каким образом можно было бы "ездить из Петербурга в Царское Село водою". Речь шла о канале, который соединил бы Славянку с Невой (И. Яковкин. История села Царского. СПб., 1829, стр. 15, 136-137). (Прим. ред.)

10 Нимфа , от лица которой идет речь, вспоминает миф о земном рае, где брали будто бы начало четыре великих реки. Одной из этих рек, по утверждению некоторых толкователей мифа, был Нил .(Прим. ред.)

11Имеется в виду, вероятно, так называемая "оранжерейная зала" Царскосельского дворца, где, судя по описи 1748 г., насчитывалось до 380 ящиков, кадок и горшков с разнообразнейшими экзотическими растениями (А. Бенуа. Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны. СПб., 1910, стр. 161).(Прим. ред.)

12 См. примечание 2 к стихотворению 164. Императрица Елизавета настойчиво требовала, чтобы в Царском Селе были устроены фонтаны, чему препятствовал высокий уровень дворцовой территории. После трехлетних изысканий (1743-1745) решено было воспользоваться для этой цели ключами при деревне Виттелево , расположенной в шести верстах от Царского Села . 15 ноября 1749 г. виттелевская вода была "пущена" в верхний большой царскосельский пруд "открытым каналом и закрытым под дорогою", причем водохранилище было каким-то образом "возвышено" (И. Яковкин. История села Царского, т. II. СПб., стр. 11-12, 17, 28; А. Н. Бенуа. Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны. СПб., 1910, стр. 223-226). Сведений о том, когда начали бить царскосельские фонтаны, не отыскано. Указанное Будиловичем мнимое противоречие оды 1750 г. публикуемому посланию будет устранено, если примем во внимание, что последнее написано Ломоносовым до поездки в Царское Село , когда о тамошних гидротехнических сооружениях он знал только понаслышке. Если ему сказали, что виттелевская вода проведена в пруд, то это давало ему основание предполагать, что она уже "принуждает в верьх скакать высоко воду", т. е. что фонтаны уже бьют и притом исправно. Проехав же на место и увидав все собственными глазами, он убедился, что эта вода, как сказано в оде (строфа 10), еще "скудна" и "не смеет... орошать скаканьем по?ля". Вполне естественно поэтому, что, проверив результаты гидротехнических работ и признав их неудовлетворительными, Ломоносов предложил свои услуги и пообещал воды обратить "к вершине", т. е. изобрести какое-то новое водоподъемное сооружение (над чем он, как известно, действительно работал), а если потребуют, то устремить воды и "к небу", т. е. усовершенствовать и фонтаны.(Прим. ред.)

13Ср. у Пушкина в "Полтаве": Дрожит. Глазами косо водит И мчится в прахе боевом, Гордясь могучим седоком. (Прим. ред.)

14Под "чудовищами" следует понимать исполинские сооружения древности: крепостные стены, воздвигнутые легендарной ассирийской царицей Семирамидой , египетские пирамиды и, может быть, упоминаемую в Библии вавилонскую башню. (Прим. ред.)

15Под "чудным трудом малых лет" Ломоносов разумеет начатую в 1744 г. перестройку Царскосельского дворца, которая производилась под наблюдением архитекторов А. В. Квасова и С. И. Чевакинского , и в 1748 г. законченную. Елизавета Петровна не удовлетворилась этим, и в 1749-1756 гг. дворец был перестроен заново по проекту В. В. Растрелли (А. Бенуа. Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны. СПб., 1910, стр. 32-44, 71-78). (Прим. ред.)

16С "верхов" царскосельской дворцовой церкви открывался широкий вид на север с панорамой Петербурга на горизонте.(Прим. ред.)

17См. примечания к стихотворению 162. (Прим. ред.)

18 Русское военное ведомство с начала 50-х годов XVIII в. занималось вопросом об усовершенствовании орудий полевой артиллерии, стремясь достигнуть большей их "удобоподвижности" путем уменьшения их веса ("военны облегчи громады"). Итогом этих изысканий явились знаменитые шуваловские гаубицы, сыгравшие, как известно, решающую роль в ходе Семилетней войны (Курс артиллерии, кн. I. Под редакцией А. Д. Блинова, М., 1948, стр. 72). Таким образом, Ломоносов недаром ввел данную проблему в перечень наиболее актуальных практических задач механики. О существовании этой проблемы и о работах над ее разрешением его осведомлял, вероятно, А. К. Нартов , с которым Ломоносов сохранял связь и в 50-х годах (т. X наст. изд., письмо 39). Нартов принимал ближайшее участие в разработке новых, облегченных образцов орудий: как установлено недавно, по его "инвенции" были отлиты первые "единороги" (А. С. Бриткин и С. С. Видонов. Выдающийся машиностроитель XVIII века А. К. Нартов. М., 1950, стр. 161-162). Ср. стихотворение 244 и примечания к нему.(Прим. ред.)

19См. вводную часть примечаний к публикуемой оде. (Прим. ред.)

20Т. е. метеорология. (Прим. ред.)


 
 

© 2011 П. Е. Бухаркин, А. В. Андреев, Е. М. Матвеев, М. В. Пономарева.
При поддержке РФФИ, грант № 11-07-00493-a
© 2007 Факультет филологии и искусств СПбГУ
© 2007 П. Е. Бухаркин, А. В. Андреев, М. В. Борисова, М. В. Пономарева