"Русская литература XVIII века"

Информационно-поисковая система




 
  [главная]    -     [поиск]    -     [справочные и учебные материалы]    -     [об участниках проекта]    -     [руководство для пользователя]    -     [контакты]  
 
Цит. по: М. М. Херасков. Избранные произведения.. Ред. М.; Л.: Советский писатель, 1961.
Первая публикация: Нет. Философическия оды или песни Михайла Хераскова, 1769.
Литературный род: лирика
Год написания: 1769
Метрическая схема: Я4, Я4, Я4, Я3, Я4, Я4, Я4, Я4, Я3, Я4, Я4
Рифмовка: AbAb, AbAb, AbAb, AbAb, AbAb, AbAb, AbAb, AbAb, AbAb, AbAbCC, AbAb
Темы: благополучие, богатство, желания, разум, красота
Указатель: Анакреонт, Аполлон, Вергилий, Геликон, Купидон, Марс, Парнас, Ржевский А. А., Рюрик, Сократ, Фемида, Фортуна, Херасков М. М., Ярослав Мудрый
Оглавление:
1

БЛАГОПОЛУЧИЕ

2

Напрасно частыми пирами
Друзей мы чаем привлекать,
Напрасно жадными игра́ми
Богатства мы хотим искать.
Не нас, но роскошь гости любят
И вместе исчезают с ней;
Прямую дружбу игры губят,
И правда не вместима с ней.
Напрасно к небу воссылаем
Без добрых дел свои мольбы;
Мы просим, вопим и желаем,
Но бог не внемлет злых трубы.
Напрасно мы Фортуне служим
И следом бегаем за ней;
Не зря ее - о ней мы тужим,
Увидя - не дивимся ей.
Напрасно мы свои забавы
В больших чинах и в злате чтим:
Они не исправляют нравы,
Мы тем ума не просветим.
Напрасно нам искать успеха
Фортуну лестью приобресть;
Для гордых лесть одна утеха,
Отъемлюща льстецову честь.
За счастьем гонимся всечасно;
Но где искать его венца?
Увы!.. желать его напрасно,
Когда испорчены сердца.

БОГАТСТВО

3

Внемлите, нищи и убоги!
Что музы мыслят и поют:
Сребро и пышные чертоги
Спокойства сердцу не дают.
Весною во свирель играет
В убогой хижине пастух;
Богатый деньги собирает,
Имея беспокойный дух.
Богач, вкушая сладку пищу,
От ней бывает отвращен;
Вода и хлеб приятны нищу,
Когда он ими насыщен.
Когда ревут кипящи волны,
Богач трепещет на земли,
Что, может быть, сокровищ полны,
Погибнут в море корабли.
Убогий грусти не имеет,
Коль нечего ему терять;
На гром и непогоду смеет
Бесстрашным оком он взирать.
Не раз богатый жизнь теряет:
Он злато выше жизни чтит;
О нем всечасно умирает
И хищника во смерти зрит.
Хоть вещи все на свете тлеют,
Но та отрада в жизни нам:
О бедных бедные жалеют,
Желают смерти богачам.
Однако может ли на свете
Прожить без денег человек?
Не может, изреку в ответе,
И тем-то наш и скучен век.

ЗЛАТО

4

Кто хочет, собирай богатства
И сердце златом услаждай;
Я в злате мало зрю приятства,
Корысть другого повреждай.
Куплю ли славу я тобою?
Спокойно ли я стану жить,
Хотя назначено судьбою
С тобой и без тебя тужить?
Не делает мне злато друга,
Не даст ни чести, ни ума;
Оно земного язва круга,
В нем скрыта смерть и злость сама.
Имущий злато ввек робеет,
Боится ближних и всего;
Но тот, кто злата не имеет,
Еще несчастнее того.
Во злате ищем мы спокойства;
Имев его, страдаем ввек;
Коль чудного на свете свойства,
Коль странных мыслей человек!

К АЛЕКСЕЮ АНДРЕЕВИЧУ РЖЕВСКОМУ 5

6

В свирели мы с тобою
Играли иногда
И сладостной игрою
Пленялися тогда.
Тогда, среди забавы,
Среди полей, лугов,
Ты, просты видя нравы,
Желал простых стихов.
Там сельские дриады
Плясали вкруг тебя;
Не чувствовал досады
Ты, сельску жизнь любя.
Тебя не утешали
Мирские суеты,
Тебя тогда прельщали
Природы красоты.
Тогда земному кругу
Ты пышность оставлял,
Тогда ты мне, как другу,
Все мысли объявлял.
Теперь уже сокрылись
Дриады по лесам,
Места переменились,
Ты стал не тот и сам.
Тебя не в диком поле
Стихи мои найдут,
Пастушки где по воле
Играют и поют.
Не токи ныне ясны
Вокруг тебя шумят,
Но лики велегласны
Со всех сторон гремят.7
Вельможи тамо пышны,
Там хитрые друзья,
Отвсюду лести слышны...
Спокойна ль жизнь твоя?
Из двух мне жизней в свете
Котору величать?
Ты скромен в сем ответе,
Так лучше замолчать.

ЖЕЛАНИЯ

8

Желаем, мы всего желаем,
Но где желаний наших край?
Иль мукой жизнь мы представляем,
Иль в ней находим сладкий рай.
В богатстве ли спокойство наше
И в пышных титлах состоит?
Иль там оно сияет краше,
Где в хижине крестьянин спит?
Монах ли мне уединенный
Представит златовидный век?
Или наукой просвещенный,
Полезный свету человек?
Чертоги ль вобразят царевы
Блаженство мира мне сего?
Или, красой цветущи девы,
Вы зрите вкруг себя его?
От Марса ли гремящей славы
Или от Фе́мисы желать?
Пуститься в роскошь и в забавы
Или в пустыню убежать?
Какими в свете сем следами
Искать спокойствия пойдем?
Не сходствуя ни в чем сердцами,
Мы спорить на пути начнем.
Желанья наши разногласны,
Колико видом разны мы;
Ясней сказать: мы все несчастны,
Имея слабые умы.

ЛЕСТЬ

9

Не будь игрой презренной лести,
О ты, кто силен и велик!
Ни правды тамо нет, ни чести,
Не сходен с сердцем где язык.
Прольется сладкий мед устами,
Когда тебе предстанет льстец:
То змей под красными цветами10,
То в пище яда образец.
Когда же истина любезна
Тебе вещает, как труба,
Внимай, - она тебе полезна,
Хотя и кажется груба.
Когда велик, когда ты силен,
Льстецов нетрудно привлекать;
Льстецами целый свет обилен,
Но трудно истину сыскать.
Она всегда уединенна,
Она тиха, как майска ночь,
И самым тем она почтенна,
Что пышностей уходит прочь.
Престолы лестью сокрушались,
Погибли многие от ней;
Которы правдой украшались,
Не знали в жизни горьких дней.
Она в печали утешала,
Она служила в счастье им;
Кого ты, правда, украшала,
Тот всеми в свете был любим.

ЗНАТНАЯ ПОРОДА

11

Не славь высокую породу,
Коль нет рассудка, ни наук;
Какая польза в том народу,
Что ты мужей великих внук?
От Рюрика 12 и Ярослава 13
Ты можешь род свой произвесть;
Однако то чужая слава,
Чужие имена и честь.
Их прах теперь в земной утробе,
Бесчувствен тамо прах лежит,
И слава их при темном гробе,
Их слава дремлюща сидит.
Раскличь, раскличь вздремавшу славу,
Свои достоинства трубя;
Когда же то невместно нраву,
Так всё равно, что нет тебя.
Коль с ними ты себя равняешь
Невежества в своей ночи,
Ты их сиянье заслоняешь,
Как облак солнечны лучи.
Не титла славу нам сплетают,
Не предков наших имена -
Одни достоинства венчают,
И честь венчает нас одна.
Безумный с мудрым не равняйся
И славных предков позабудь;
Коль разум есть, не величайся,
Заслугой им подобен будь.
Среди огня, в часы кровавы,
Скажи мне: Так служил мой дед;
Не собственной искал он славы,
Искал отечеству побед
.

Будь мужествен ты в ратном поле,
В дни мирны добрый гражданин;
Не чином украшайся боле,
Собою украшай свой чин.
В суде разумным будь судьею,
Храни во нравах простоту, -
Пленюся славою твоею
И знатным я тебя почту.

РАЗУМ

14

Когда мы разумом сверкаем,
Пороча слабые умы,
Вреднее зверя мы бываем,
И разум сей скучнее тьмы.
На то премудрости лучами
Тебя создатель озарил,
Чтоб ты других перед очами
Сиянье истины явил;
Чтобы любезну добродетель
Во всей вселенной вострубил
И, став страстей своих владетель,
Пороки гнал, а честь любил.
Сократ земным прославлен кругом;
За что Сократа славит свет?
За то, что правды был он другом
И мудрый всем давал совет.
Премудростью своей гордиться -
То цену мудрости терять;
На что умней других родиться,
Когда другого презирать?
Мы зрели разумы высоки,
Людей ученых зрели мы,
В такие ж вверженных пороки,
В какие слабые умы.
Какой же разум прославляет
В пространном свете сам себя?
Который правду подкрепляет,
Как брата ближнего любя.
Кто, чести следуя закону,
Имеет ум на сей конец,
Тот носит мудрости корону,
Порфиру славы и венец.

КРАСОТА

15

Пригожство лиц минется,
Проходит красота,
И только остается
Приятностей мечта.
Доколе поражают
Наш взор красы лица,
Красавиц обожают
Прельщенные сердца.
Но прелесть, прелесть вянет,
Подобно как цветы;
Разить она престанет,
Утратив красоты.
В мои цветущи лета
Любим, любим я был;
Всего дороже света
Возлюбленную чтил.
Мне день часом казался,
Когда бывал я с ней;
Я плакал и терзался,
Не зря ея очей.
Но прелести сокрылись,
Рассеялись красы,
И в годы превратились
Свиданья с ней часы.
Не старость превращает
Горячность нашу в лед;
Жар страсти ощущает,
Хоть кто и стар и сед.
Представь Анакреона
В горячности любви:
Он стар, и Купидона
Носил в своей крови.
Пригожство нас прельщает,
Привычка в плен влечет;
Нас время отвращает,
Когда красы ссечет.
На что же величаться
Своею красотой?
Ей скоро миноваться,
Пригожство - дар пустой.

НИЧТОЖНОСТЬ

16

Я некогда в зеленом поле
Под тению древес лежал
И мира суетность по воле
Во смутных мыслях вображал;
О жизни я помыслил тленной,
И что мы значим во вселенной.
Представил всю огромность света,
Миров представил в мыслях тьмы,
Мне точкой здешняя планета,
Мне прахом показались мы;
Что мне в уме ни вображалось,
Мгновенно все уничтожалось.
Как капля в океане вечном,
Как бренный лист в густых лесах,
Такою в мире бесконечном
Являлась мне земля в очах;
В кругах непостижима века
Терял совсем я человека.
Когда сей шар, где мы родимся,
Пылинкой зрится в мире сем,
Так чем же мы на нем гордимся,
Не будучи почти ничем?
О чем себя мы беспокоим,
Когда мы ничего не стоим?
Колико сам себя ни славит
И как ни пышен человек,
Когда он то себе представит,
Что миг один его весь век,
Что в мире сем его не видно, -
Ему гордиться будет стыдно.
На что же все мы сотворенны,
Когда не значим ничего?
Такие тайны сокровенны
От рассужденья моего;
Но то я знаю, что содетель
Велит любити добродетель.

К МУЗАМ

17

Возьмите лиру, чисты музы!
Котору получил от вас:
Слагаю ныне ваши узы
И не взгляну я на Парнас .
Вы нам бессмертный лавр сулите
И <славы первую степень;
Однако вы за то велите
Трудиться нам и ночь и день.
Восторги мыслей и забава
Трудов не стоят таковых;
И многих умирает слава
Гораздо прежде смерти их.
Чтоб вашим жителем назваться
И хором с вами вместе петь,
Досадой прежде должно рваться,
Вражду и брани претерпеть.
Кому и ссора не наскучит
И кто взойдет на Геликон ,
Какую пользу он получит,
Хотя Вергилий 18 будет он?
Вергилия не утешает
И света похвала всего,
Хоть лавр зеленый украшает
Изображение его.
Простите, музы! вы простите,
Хочу иметь спокойный век;
Меня вы лавром не прельстите:
Пиит - несчастный человек.
Мне путь к холмистому Парнасу
Певец преславный показал;
Внимая муз приятных гласу,
Я их оковы лобызал.
К театру я стопы направил,
Но много в драмах не успел;
Котурны наконец оставил
И песни лирные воспел.
Пускай другие будут славны,
Пускай венчают музы их;
Кому стихи мои не нравны,
Так пусть и не читает их.
Однако щедрый взор возводит
Богиня на мои труды,
Она на бога муз походит,
Парнасски насадив плоды.
Вовек моя усердна лира,
Вовек о ней греметь должна;
Однако во пределах мира
Без наших лир она славна.
Когда гремящим лирным звоном
Мне свой возвысить должно глас,
Она мне будет Аполлоном ,
Ее владение Парнас .

1Из 32 нравоучительных од, вошедших в Творения, в настоящем сборнике печатается 11.(Прим. ред.)

2Благополучие. Впервые - Философические оды, стр. 1.(Прим. ред.)

3Богатство. Впервые - Философические оды, стр. 8.(Прим. ред.)

4Злато (

Кто хочет, собирай богатства...
). Впервые - Философические оды, стр. 10.(Прим. ред.)

5А.А. Ржевский - см. стр. 379.(Прим. ред.)

6К Алексею Андреевичу Ржевскому. Впервые - Философические оды, стр. 12.(Прим. ред.)

7Но лики велегласны Со всех сторон гремят - т.е. гремят торжественные громкие хоры. Это выражает обстановку столичной, может быть, придворной жизни, которой Херасков противопоставлял тишину деревенского уединения.(Прим. ред.)

8Желания. Впервые - Новые оды, стр. 39.(Прим. ред.)

9Лесть. Впервые - Философические оды, стр. 39. Печ. по Творениям, ч. 7, стр. 357.(Прим. ред.)

10Под красными цветами - т.е. под красивыми, прекрасными.(Прим. ред.)

11Знатная порода. Впервые - Философические оды, стр. 43. Печ. по Творениям, ч. 7, стр. 361. (Прим. ред.)

12Рюрик - полулегендарный первый русский князь, о котором говорится в летописях (IX в.).(Прим. ред.)

13Ярослав (978-1054) - великий князь Киевский.(Прим. ред.)

14Разум. Впервые - Философические оды, стр. 48. Печ. по Творениям.(Прим. ред.)

15Красота. Впервые - Философические оды, стр. 50.(Прим. ред.)

16Ничтожность. Впервые - Философические оды, стр. 65.(Прим. ред.)

17К музам. Впервые - Философические оды, стр. 70. Печ. по Творениям, ч. 7, стр. 392.(Прим. ред.)

18Вергилий (70-19 до н.э.) - римский поэт.(Прим. ред.)


 
 

© 2011 П. Е. Бухаркин, А. В. Андреев, Е. М. Матвеев, М. В. Пономарева.
При поддержке РФФИ, грант № 11-07-00493-a
© 2007 Факультет филологии и искусств СПбГУ
© 2007 П. Е. Бухаркин, А. В. Андреев, М. В. Борисова, М. В. Пономарева